Главная » ПИТАНИЕ » «Я перестал любыми средствами добывать белок»: рассказ бойца-вегана

«Я перестал любыми средствами добывать белок»: рассказ бойца-вегана

Быть веганом в России очень трудно. А быть при этом еще и бойцом — абсурдно. Нет, все не так — и вот наше живое доказательство.

С коллегами по бойцовским клуба­м разговор мне дается тяжел­о.

Раньш­е сразу после тренировки и душа я старался как можно скорее слинять: если кому-то вдруг окажетс­я со мной по пути, придется мычать или смот­реть в телефон, пока спутник будет пытаться завести разговор о работе (я не работаю), комментировать проезжающие автомобили (ненавижу) или приглашать на шашлыки. Да, шашлыки как-то меня спасли. Однажды в ответ на такое приглашение мне пришлось сказать: я веган. Теперь нам всегда есть о чем поговорить.

К тому моменту я был веганом уже пять недель, но голову свою оставил на шашлыках: я все еще жил в плену представлений, что лучше пусть у тебя не встанет, чем ты хотя бы однажды недоберешь белок. Что все веганы должны ежедневно принимать горст­и Б­АДов, чтобы только нормально ходить. Что с первого же дня веганства ты начинаешь стреми­тельно тупеть и худеть, а потом у тебя отрастают дреды, а это точка невозврата. Остаетс­я одна дорога — в кришнаиты. Теперь я не понимаю, как вообще когда-то тренировался на мясе. Поесть фаршированный перец, сардельку с пюре или (запретное удовольстви­е) шавух­у, а потом пойти лупить в лапы пять раундов по три минуты, отстоять столько же спаррингов и пережить так называемую заминку. Не было ни одной минуты тренировки, в которую я бы не проклинал себя и свое тело, этот наполненный требухой мешок.

Но ни о каком вегетарианстве я не помышлял. Я был уверен, что мужику необходимо мясо, я вставал утром и показывал сам себе на клыки: само провидение создало тебя хищником, сын.

Точно так я, конечно, не думал, но подтекст был таков. В завтраке у меня фигурировали бутерброды и яичница, на обед была печень с гарниром, на ужин — рыба. Перекусывал я, конечно, не охотничьими колбасками, но где-то прочел, что мужик обязан потчевать себя коровьим молоком, чтобы быть сильнее. И я глотал его, откусывая булку. 

Отказаться от мяса было легко. Теперь просто к каждому приему пищи я прилежно подкладывал одно-два вареных яйца и запивал стаканом ряженки — опасался растерять белок. После тренировки я, как и прежде, пил молочный протеиновый коктейль со вкусом печенек. Просто перестал есть бессчетные разы мороженый мясной полуфабрикат, готовить себе куриное блюдо, не обращая внимания на источаемый им духан, который мгновенно заполнял холодильник. В моем доме больше нельзя было полакомиться «мясной тарелкой» — всеми этими картофельно-розовыми вырезками с ниточками сала и прочими напичканными усилителями вкуса, цвета и аромата изделиями. 

Однажды в зале я поймал себя на том, что перестал считать раунды и смотреть на часы.

Начал постигать науку бокса вместо ведения бесконечной борьбы с собственным туловищем, внутри которого прежде все время что-то клокотало, как в недрах безвременно оставленной на огне кастрюли. Я мог даже выполнять прыжки, во врем­я которых нужно было коленями касаться собственной груди.

Очень скоро я забыл, что я так называемый вегетарианец, — стать им было слишком просто. Честно говоря, после того как холодильник перестал вонять позабытым фаршем и копченостями, жить стало легче. Вегетарианство разумно рассматривать как промежуточную ступень на пути к веганству. Это логично с этической стороны: нет никакой разницы, покупаешь ты говядину или бутылку молока. Во втором случае, может быть, ты совершаешь куда большее зло, раз пытаешься расплатиться с совестью мелкой монетой.

 

Финал коров с мясных и молочных ферм один — они отправляются на убой.

Впрочем, я был уверен, что никогда не откажусь от сыра. Это удобный продукт, к тому же содержит белок. Если нужен перекус — сразу шлепаешь сыр между двум­я хлебными кусками, и вся недолга. И тут я сам взял себя на понт: сколько я протяну без сыра? Действительно ли я такой изворотливый слабак, пестующий комфорт собственной тушки? Да, но как же белок?

Я прочитал, в каких растительных продуктах он содержится. В общем, все их я употреблял, еще будучи вегетарианцем. Но тут я решил утроить их объем. Если фасоль, то бешеная порция, если чечевица, то ничег­о, кроме нее. А орехи, особенно арахис, я ел как в последний раз. Места для свежих овощей, фруктов и злаковых почти не оставалось. Я переживал тяжелые времена, в живот ежедневно словно бы втыкали штыки. Я продолжал ходить на тренировки, но чувствовал себя хуже, чем когда был мясным.

Именно тогда по пути к метро я, зеленея и изнемогая от сильного головокружения, сообщил в ответ на приглашение к шашлыкам: я веган.

Да, я был веганом уже недель пять. Ждал своей полуторакилограммовой канистры с сое­вым протеином из-за океана, комплекта витаминов B12, D3, K, кальция и магния, цинка и селена и еще кучи всяких пилюль, которые, я думал, на веганстве мне нужно будет принимать без конца. Я и сейчас люблю посмеяться над веганской идеологией. Иногда она бывает слишком назойливой и квадратной, как и любая другая пропаганда. Мне кажется, что путь к растительной диете у каждого свой собственный, и касается он, прошу прощения, довольно интимных отношений со своим телом. Мне же нужно было совершить все типичные ошибки начинающего вегана, чтобы потом раз и навсегда усвоить простые и несложные правила питания.

Сформулировал я для себя их уже задним числом, когда ощутил вдруг, что могу работат­ь в зале, совершенно не сбавляя темпа. Прыжки с коленями до груди, пятьдесят хайкиков и кросс на боксерском мешке давались мне как велосипедная прогулка.

Я перестал считать калории, любыми средствами добывать белок. Я сосредоточился на собственном ощущении.

Рецепт оказался прост. Перед тренировкой лучше всего работали злаковые со свежими овощами. Отлично, если к ним добавлялись натуральные энергетики типа цитрусовых, имбиря или перца чили. Ну, а после тренировки можно было есть все. С точки зрения строгой диетологии это, пожалуй, не лучший вариант, но фокус в том, что как только ты на ней заморачиваешься, немедленно начинаешь дристать изо всех щелей, корчиться от боли в поч­ках, чесаться, а сверх того — чувствовать ломоту и озноб.

«Что значит — веган? Это мясо не ешь, получается, или как? А как без мяса-то?» — спрашивает мой коллега по залу. «Да нормально», — говорю. «Вот, — трясу перед его носом шейкером, — видал? Это называется растительный протеин». — «Ну он же все равно из молока, да?» — «Нет, этот вот из бурого риса и еще там всяких других растительных приколов». — «Че, реально мясо не ешь?»

Тут наступает мой любимый момент, когда я рассказываю про бойцов-веганов и вегетарианцев, в одном UFC в разное время их было с десяток, самые известные — Ник и Нейт Диасы, Джейк Шилдс, Мак Данциг, Марк Хант, Абель Трухильо и прочие.

«Так это надо дома всегда себе еду готовить. В наших жральнях все с мясом всегда», — размышляет вслух мой спутник.

Во-первых, не всегда. В каких-нибудь «Граблях» всегда есть рис и что-то типа брокколи, фасоли и даже нута плюс свежевыжатые соки. Во многих ориенталистских кафетериях присутствуют чечевичный суп и фалафель. В Великий пост почти каждое заведение предлагает постное меню, многие блюда из которого потом остаются навсегда. Так, в «Теремке» всегда можно насладиться постным борщом или гороховым супом. С вегетарианскими (веганскими) заведениями Москве повезло меньше, чем Петербургу. В столице господствует сеть заведений «Джаганнат», где подают маленькие невкусные блюда втридорога, а марку приличных заведений держат такие места, как «Угол» в Староваганьковском переулке и «Мох» — в кофейне Les на Покровке и Даниловском рынке. 

Важно помнить, что при нехватке времени всегда можно забежать в обычный продуктовый. Лучшие друзья веганов — это орехи, а также свежие фрукты и овощи.

На полках многих магазинов стали появляться растительные заменители молока, один из последних писков — Nemoloko, добываемое из овса. Некоторые лавочки могут предложить хумус и тофу — эти продукты не требуют усилий в приготовлении и, что немаловажно, обогащены белком. Кроме этого, существует универсальный и простой растительный продукт, который называется «мясо». Он сделан из соевого текстурата и готовится за десять минут, при правильных манипуляциях его почти невозможно отличить от традиционного жаркого, а по насыщенности белком и аминокислотному составу соя ниче­м не уступает обыкновенному мясу. При условии, что оно поставлено к вашему столу свежеубитым.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

*

code