Главная » ЗДОРОВЬЕ » Как я подхватил хламидий, даже не понял этого и что потом произошло

Как я подхватил хламидий, даже не понял этого и что потом произошло

Ты знал, что до 95% больных хламидиозом женщин не в курсе про свое заболевание — у них не проявляются симптомы, но они способны заражать? Грант Стоддард из американского Men’s Health не был знаком с медицинской статистикой, но зато теперь у нас есть его история о плохом сценарии — о том, что происходит с человеком, подцепившим этот недуг.

Promotion

  • Как организовать автотурне для влюбленных

  • Правда и мифы о Финляндии: пройди тест

  • Для боксеров, нуждающихся в помощи, собрали 1,2 млн долларов

  • Swatch Flymagic: открывается предзаказ на часы с парамагнитной пружиной

  • Комплекс упражнений для стального кора от тренера клуба X-Fit

Подходящего времени для того, чтобы подхватить хламидий, не существует, но худшее есть — это когда ты в отпуске и выделил целую неделю, чтобы побыть дома с семьей. Причем обстоятельства складываются так, что тебе неизбежно придется рассказать матери о том, что именно происходит с тобой и твоими гениталиями. Да, это мой случай. Теперь позволь объясниться.

За несколько недель до того злосчастного визита к родакам я пошел на свидание к девушке, с которой познакомился на сайте для знакомств. Это было немного до того, как дейтинг-сферой стали править приложения, да и вообще до того, как провести вечер с абсолютно незнакомым тебе человеком стало нормой. В тот период мы с Эллисон (так ее звали) отрывались по полной и постепенно стали смиряться с возможными рисками. В общем, уже через несколько свиданий мы совершенно перестали предохраняться и задумываться об этом.

Читайте также
Британцы винят приложения для знакомств в эпидемии венерических болезней

Незадолго до я проверялся на предмет венерических заболеваний и обнаружил, что мне удалось разменять четверть века, ни разу не заболев ими. Для меня этот факт не был удивительным, так как вести себя нормально с женщинами и не волноваться, оказавшись с ними лицом к лицу, я научился немного позже, хотя у меня было несколько сравнительно долгосрочных отношений. Перед тем как совершенно ликвидировать из своей интимной жизни презервативы, я сказал Эллисон, что сдавал анализы и они показали — я полностью здоров. Она ответила, что не проверялась несколько месяцев, но никаких перемен в себе не обнаружила. Она принимала противозачаточные, и давай признаем: ты на моем месте тоже решил бы, что все шик и блеск.

Однако, как выяснилось, Эллисон принадлежит к женщинам, которые являются переносчицами хламидиоза без проявления симптомов — по данным исследования Комиссии по здравоохранению Луизианы, таких от 70 до 95 процентов среди всей массы больных. И вот всего за несколько часов до моего прибытия в маленький английский городок, где я вырос, обнаружилось, что я вхожу в те примерно 10% мужчин, у которых симптомы хламидиоза проявляются довольно ярко. Однако в тот момент я убедил себя, что совершенно точно никак не мог подхватить болезнь, передающуюся половым путем, от Эллисон, ошибочно полагая, что у меня инфекция мочевых путей.

У моей бывшей девушки регулярно случалось такое, особенно после долгих и пышных постельных сессий со мной. Когда это происходило, она становилась лагерем в ванной с несколькими журналами и проводила там целые часы, выходя только, чтобы выпить клюквенного сока и доложить мне, что, по ее ощущениям, из нее исходит битое стекло. Именно это ощущение битого стекла было и у меня, когда я пытался исторгнуть из себя галлоны чая, что пытались впихнуть в меня мои настойчивые британские родители. В итоге я пошел охотиться за клюквенным соком и номером US Weekly, убежденный опытом своей бывшей, что эта комбинация — то, что надо при больном мочеводе.

Читайте также
«Мы стоим на рубеже будущих проблем»: большое интервью дерматовенеролога

Мне, наверное, стоит заметить, что позже я разобрался и нашел исследования, которые подтверждают: ни клюквенный сок, ни US Weekly не способны как-то заметно помочь в случае инфекции мочевыводящих путей. Но в тот момент я был уверен: это моя панацея! И ни капли ее не было в том маленьком спокойном английском городке, где я оказался. Я переживал по этому поводу примерно час — ровно через столько я начал замечать, что с моего пениса что-то сочится.

Даже со своей выдающейся способностью выдавать желаемое за действительное я смог догадаться, что у меня венерическое заболевание. Стало ясно, что ближайшую неделю я вряд ли буду балдеть под мамину стряпню и отцовские байки. Если бы у моих родителей в то время был компьютер, возможно, я пришел бы к этому выводу раньше.

Нашлись и хорошие новости — до ближайшей венерической клиники ехать было всего 15 минут от дома родителей. Плохие новости — я не вожу машину. Вот он, тот бесславный момент, когда передо мной встала необходимость попросить маму, чтобы она отвезла меня к венерологу. Но при всем своем мраке это все равно было лучше, чем постоянно ходить в ванную, страдать там от боли, наблюдать, кхм, насморк и испытывать ужас от того, что, скорее всего, это лишь начало парада симптомов. (В тот момент я не знал, что если не переступлю через себя и не начну лечиться как можно скорее, то мое состояние может привести к эпидидимиту, воспалению придатков яичек, а это гораздо хуже.)

Мама четко дала понять, что она думает о том образе жизни, который я веду. Затем она немного смягчилась и проинформировала меня, что ее одноклассница работает медсестрой в клинике.

В конце концов она согласилась подбросить меня до клиники, но я должен был выходить очень быстро, чтобы никто не заметил маму на пороге у венеролога, и дорогу домой мне следовало потом найти самостоятельно.

Говорят, механика проведения анализов на хламидии значительно изменилась с начала прошлого века, но в моем конкретном случае медсестра — которая узнала сына своей одноклассницы в первую же секунду — взяла мазок с уретры специальной скобой. Основываясь на очевидных симптомах, она выразила уверенность, что у меня хламидиоз — к слову, одна из наиболее часто фиксируемых венерических болезней. Госпожа медсестра дала мне антибиотики, которые, по идее, должны были изгнать из меня заразу в течение 36 часов.

Имея на руках диагноз, я решил, что о нем немедленно нужно рассказать Эллисон. Мои симптомы были, конечно, неприятными, но терпимыми, однако у женщин все может быть куда серьезнее. Брошюрка, которую мне дали в клинике, рассказывала о мрачных перспективах распространения бактерий хламидиоза по организму — в матку, фаллопиевы трубы, в результате вызывая воспалительные заболевания органов малого таза. Итогом могут быть бесплодие, хронические боли и даже смертельно опасная внематочная беременность.

Я встретился с Эллисон сразу, как вернулся, и посоветовал ей как можно скорее сходить на консультацию к врачу. Она была шокирована и пообещала, что обязательно это сделает. По причинам, скрытым туманом времени, это был последний раз, когда мы говорили.

В последовавшие затем годы я стал куда внимательнее к правилам секс-игры. Я пользуюсь средствами предохранения, дважды в год посещаю врача и ни разу с тех пор не болел венерическими заболеваниями. Это радует, так как, по данным последних исследований, с момента моего неловкого визита к родителям хламидии, гонорея и сифилис стали гораздо лучше сопротивляться антибиотикам.

Если верить Всемирной организации здравоохранения, некоторые недавно обнаруженные венерические заболевания вообще не реагируют на медицинское вмешательство антибиотиками. Эти шокирующие данные разведки намекают тебе на то, что лучший способ не наступить на мои грабли — это, как и всегда, использовать презервативы с каждой новой девушкой до тех пор, пока вы оба не сдадите анализы.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

*

code